Статьи Комменты

Образ детства » Куда уходит детство » Главы. Куда уходит детство » Первый блин комом

Первый блин комом

Глава 2 из повести "Последнее детское лето"
Впервые в пионерском лагере «Ботик» я оказался помимо своего желания в 1962 году. Лагерь только открыли, и я попал туда в числе первых.

В то время я закончил второй класс, и был еще «октябрёнком», а не пионером, когда у человека начинается, пусть и условная, но все-таки самостоятельность.

Мне предстояло целую смену быть оторванным от домашнего комфорта и друзей по двору, впервые жить среди незнакомых мне сверстников и быть под контролем воспитателей, упрятав подальше свое собственное «Я».

...У въезда в лагерь меня поразила старинная триумфальная арка. Она очень напоминала ту, что стоит уже полвека на Кутузовском проспекте перед Поклонной горой и прославляет героев Отечественной войны 1812 года. Я поначалу решил, что и это сооружение на ту же тему, но дата «1802» поставила меня в тупик. Истина дошла до меня позднее. Оказалось, что это был год основания музея.

Лето в тот год выдалось холодным и дождливым, что только ухудшило мое настроение. Купание в озере заменялось просиживанием в игротеке, где за тупой шашечной игрой «в Чапаева» проходило время до обеда.

К неодобрению воспитателей я регулярно норовил уединиться и обследовать все тайные уголки лагерной территории, где делал для себя разные открытия.

Во-первых, я узнал, что рядом с пионерлагерем находится детский дом, в котором жили дети, очень похожие друг на дружку и одетые в одинаковые рубашки, штанишки и панамки.

Затем я обнаружил неподалеку от столовой (слева от деревянных мостков) заводь, скрытую ивняком. На самодельном плоту, отталкиваясь шестом, можно было подплыть к маленькому островку, скрытому от посторонних глаз. И в то же время, слышать все, что происходит рядом со столовой.

На территории лагеря росло много вековых дубов. А на них было много гнезд грачей, которых по своему незнанию я посчитал за ворон, поскольку они тоже каркали. Мне даже удалось поймать птенца, хотя он был величиной с голубя. Я принес его воспитательнице, но она велела его выпустить, поскольку «живого уголка» в пионерлагере не было.

Нерастраченная детская энергия норовила вырваться наружу. Обычно это происходило после отбоя. Спать не хотелось, и мальчишки нашего отряда устраивали по ночам декламацию смешных рассказов и историй, прерываемых коллективным хохотом, чем бесили дежурную воспитательницу.

Однажды её терпение лопнуло, и она отвела всех мальчишек-полуночников на порог домика начальника лагеря, объявив о том, что пока мы не попросим у неё прощения за ночное безобразие, будем стоять здесь всю ночь раздетые и мерзнуть. А сама зашла в домик.
Но нас уже «несло». И вместо того, чтобы выполнить её требование, мы снова стали болтать и смеяться.

Она выскочила с новыми угрозами и пообещала назавтра всех отправить по домам. На этот раз нам стало не до шуток и мы, словно стадо ягнят, клацая зубами от холода, начали жалобно блеять, прося прощения.
Воспитательница была удовлетворена и отправила нас спать. Мы гурьбой рванули в свой барак, и наступила такая тишина, что было слышно, как комары пищат. Утром следующего дня мы были наказаны по «полной программе» и были лишены всяких удовольствий.

Поскольку нас считали за маленьких, нам не разрешалось ночью самим ходить (извиняюсь) в туалет, поскольку он был у оврага. Чтобы справлять нужду, в коридоре стояли две «емкости»: банный тазик для девочек и ведро для мальчиков.

Ночью мы крепко спали, а если кому из мальчишек приспичило, то стеснялись воспитательницы (все-таки, женщина!) и терпели. Как правило, она не спала, а сидела в коридоре за столом, как медсестра в больнице и что-то писала. Возможно, будущую диссертацию на педагогическую тему.

Вместе с нами отдыхала большая группа ребят из Воркуты. Они приехали сюда на все три смены и было видно, что им здесь нравится. Нам это было крайне удивительно.

Я понятия не имел, где находится эта Воркута, но узнав, что там даже летом земля холодная и по ней нельзя ходить босиком, стал сочувствовать этим бедным детям. Кстати, в конце лета я случайно оказался на Ярославском вокзале и видел, как наши маленькие «варяги» грузились на поезд, увозивший их в загадочную для меня Воркуту...

Короче говоря, я еле-еле дождался окончания смены и с великой радостью вернулся домой, дав себе слово сюда никогда боле не возвращаться...
Прочитано: 1486 • Комментариев: 0

Обсуждение публикации